Алла Пугачева / Дискография

  Alla Pugacheva / Discography

Главная > More press > 1965-1975
Нажмите, чтобы посмотреть в полный размер
Советская эстрада и цирк 6-1972

СОАВТОРЫ ИСПОЛНЕНИЯ
Наверное, неблагодарное дело быть аккомпаниатором. Спросите завсегдатаев эстрадных концертов какие музыканты сопровождали выступление Муслима Магомаева, Иосифа Кобзона. Гелены Великановой или другого певца, — и они вряд ли смогут вам ответить. Солист всегда на виду, а аккомпаниатор зачастую лишь «присутствует» при его успехе и остается в памяти лишь серым фоном. Не виноват ли порой в этом он сам? Всегда ли он сознает свою миссию музыканта и артиста?
В Постановлении ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» говорится, что многие спектакли, фильмы, концертные программы вообще оказываются вне поля зрения критики. Как правило, без внимания остаются и аккомпаниаторы, занятые в концертных программах, — критики анализируют лишь творчество солистов. А между тем аккомпаниатор — полноправный участник выступления, несущий ответственность за успех или неудачу. О его профессиональной культуре хотелось бы поговорить подробнее.
Начнем с вопросов простых.
Для песенного сопровождения иногда требуется симфоджаз, а иногда достаточно лишь нескольких аккордов гитары. Но в любом из этих случаев аккомпаниатор или аккомпанирующий ансамбль должны чувствовать характер песни. К сожалению, это бывает не всегда. Так, например, исполнение вокально-инструментальным ансамблем «Самоцветы» песни А. Якушевой «Не уходи» в новой обработке прозвучало так, что ее глубокая интимность, поэтичность потерялась в битовой «напористости» и музыкальной сухости.
Иногда создается впечатление, что многие аккомпаниаторы просто-напросто не представляют, что их игра — музыка. А то порой бывает так: задаются темпо-ритм и гармония, несколько аккордов во вступлении и заключении — вот и весь аккомпанемент. Ни подголосков, ни полифонии, ни индивидуализированных инструментальных партий. Некий голый остов, на который нанизывается вокальная партия. Разнообразие достигается лишь сменой ритмического рисунка. Первый куплет песни, скажем, подается в ритме фокстрота, а второй — в ритме бегина.
Говоря о музыкальности аккомпанемента, невольно обращаешься к классике. Выбросьте, например, из песен Шуберта партию фортепьяно, что получится? «То классика!» — скажете вы. Да в том-то и дело, что по сравнению с классическим романсом в эстрадной песне возможностей для творческого аккомпанемента больше. Как правило, в эстрадной песне есть оркестровый проигрыш, во время которого музыканту дозволено не только провести мелодию, но и сымпровизировать. Артисты ансамбля нередко подпевают в припеве, актерски подыгрывая певцу. Такое сценическое музыкальное сопровождение, кстати сказать, тоже немаловажно.
В инструментальной мастерской Москонцерта — свыше пятисот музыкантов, среди которых немало таких, кто тонко чувствует аккомпанемент. Некоторые из них являются вместе с вокалистами равноправными участниками номера, соавторами интерпретаций. Так, например, песня Ж. Бреля «Во имя жизни» исполняется в сопровождении одного фортепьяно. Пианист Леон Оганезов помогает певице Ирине Подошьян создавать образ страстной, всепобеждающей любви. Заканчивается песня музыкальными фразами из листовских «Грез любви». Случается, что руководитель оркестра, обладая высокой музыкальной культурой, помогает певице создать интерпретацию и даже найти себя. В свое время Эдди Рознер немало помог в творческом становлении певицы Нины Бродской, а Тамара Миансарова обрела законченность исполнения отдельных номеров под руководством В. Пильщи-кова. Однако такого рода подлинных соавторов исполнения и педагогов — единицы. Большинство же — просто аккомпаниаторы, хорошие, средние или плохие.
На вопрос: «Что такое хороший аккомпаниатор?» — ответить не просто. Человек может прекрасно владеть своим инструментом и в то же время не в состоянии сыграть в ансамбле и двух тактов. Аккомпаниатор должен уметь подчинить себя солисту, а это не каждый сможет. В особенности, если певец не обладает голосом Шаляпина. Случается, что вместо сопровождения музыкант демонстрирует свою технику или динамически «забивает» голос артиста. Последним недостатком часто страдают молодежные биг-битовые ансамбли, которые пользуются мощными усилительными установками. Но нужна ли подобная чрезмерная громкость при исполнении, скажем, задушевно-кантиленной русской песни? Бывает, что, слушая выступления бит-групп, иной раз трудно понять смысл исполняемой песни — он тонет в грохоте и шуме ударных и электронных инструментов, которые просто заглушают голоса исполнителей. К тому же у солистов не всегда четкие дикция и вокальный рисунок. Поэтому можно пожелать многим профессиональным и самодеятельным ансамблям не ограничиваться вокальными силами инструменталистов, а приглашать в свой состав профессиональных певцов и, кроме того — и это, пожалуй, главное, — строже подходить к подбору репертуара и уметь его должным образом музыкально оформить. Так, например, поступил ансамбль «Новый электрон» — некогда студенческий самодеятельный коллектив, а ныне профессиональный ансамбль Липецкой филармонии.
Звучание песенного сопровождения определяется не только мастерством аккомпанирующего ансамбля;— но и аранжировкой. Нередки случаи, когда именно аранжировка спасает в музыкальном отношении безликую песню. На нашей эстраде есть способные аранжировщики — Ю. Саульский, А. Мажуков, В. Терлецкий, из более молодых — А. Герасимов, Ю. Чугунов. Любопытно, что хороших оркестровок для солирующих вокалистов значительно меньше, чем инструментальных. Наверно, это объясняется спецификой эстрадно-джазовых пьес. В них значительное место отводится вариациям — импровизационным «квадратам», поэтому аранжировщику достаточно лишь найти изложение темы. Не то в песне, где, если говорить серьезно, следует по-разному окрашивать каждый куплет, и притом в соответствии с драматургией песни.
Песенные аранжировки часто страдают однообразием фактуры, отсутствием фантазии, а иногда и искажением смыслового звучания. Оркестровые приемы кочуют из одной партитуры в другую. Особенно тяжело с аранжировками в биг-битовых составах, где инструментарий ограничен несколькими тембрами. Однако и здесь можно достигнуть разнообразия звучания, если учитывать все возможности инструментов. Электрогитара — основа бит-групп — может звучать в десятках оттенков. Но большинство молодежных ансамблей ограничивается резкими вибрато и надоедливыми квакающими эффектами. А разве мало нюансов у электрооргана?
Непонятно стремление иных музыкантов ограничиваться стандартными составами биг-битовых квартета и квинтета. Почему они «стесняются» вводить другие инструменты, в частности национальные? Я вспоминаю, как свежо звучала адаптированная кобза в составе украинского ансамбля «Кобза», выступавшего на Четвертом Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. Выступление этого ансамбля показало, что при умелом использовании национального инструментария и при тактичной профессиональной аранжировке народных произведений программа становится значительно насыщенней.
Хороший аккомпанемент не просто составная часть музыки, он может зажечь солиста, вдохновить его. В случае, когда это вдохновение взаимно, рождаются неповторимые творения эстрадного искусства.
В качестве примера можно привести оркестр Олега Лундстрема. Выбор этот не случаен, его пятнадцатилетняя деятельность включает страницы (а может, лучше сказать, главы) жизни многих вокалистов. Пожалуй, ни с каким другим коллективом не было связано так много исполнительских судеб, как с этим. Сейчас выступления оркестра отчетливо делятся на два русла — инструментальное, где демонстрируется ансамблевая слаженность, музыкальная культура, и вокальное.
Заслуживает внимания экономное использование коллективом тембровых красок. В ряде случаев аккомпанемент создавался лишь ритм-группой — «О любви» К. Акимова в исполнении Аллы Пугачевой. В песне «Тальянка» В. Зубкова заняты лишь ритм и ридз-группы (так в джазе называют группу саксофонов и деревянных духовых инструментов), и тем не менее музыкальное оформление выглядело очень богато. Ударные, имитирующие цокот копыт, придавали песне нужную жанровость, а высокие ноты флейт и кларнетов создавали ощущение полета.
Экономное употребление музыкантами тембровых красок может служить примером для многих музыкальных коллективов, оркестровки которых нередко страдают колористической пестротой. В некоторых ансамблях аранжировщик и инструменталисты стремятся в каждую исполняемую вещь «втянуть» всевозможные средства.
Богатый, красочный аккомпанемент — дело сложное, требующее большого вкуса, труда и таланта. Мне кажется, что когда звучит песня с тусклым сопровождением, вина ложится не только на пианиста или ансамбль. Несет за это ответственность и певец, согласившийся петь под не профессиональный, невыразительный аккомпанемент.
Подлинные творцы певческогоискусства всегда придавали музыкальному сопровождению не меньшее значение, чем вокальной партии. Аккомпаниатор и аккомпанирующий ансамбль должны не просто «оформлять» певца, они должны быть наряду с ним соавторами исполнения.

А. ВОЛЫНЦЕВ, музыковед
zd1_aprel_red_export.jpg zer85.jpg machin_4.jpg 25221s.jpg 00-2.jpg sov_estr_i_cirk_6-72.jpg tram.jpg 08083s-4.jpg 1979_3_sputnik_kinozrit.jpg dvezv5.jpg zd1_aprel_pink_2.jpg
Оценить этот файл (текущий рейтинг: 2.7 / 5 - Голосов: 10)
Мусор
Плохо
Средне
Хорошо
Отлично
Супер
 

Выберите Ваш язык: